Глава 2. Минареты - Взаимодействие культурных традиций в зодчестве золотой орды по данным археологии

Глава 2. Минареты - Взаимодействие культурных традиций в зодчестве золотой орды по данным археологии

Глава 2. Минареты

Одним из важнейших градообразующих элементов мусульманских городов Востока и Запада являются минареты, встроенные в здания мечетей или стоящие рядом с ними.

В различных странах минареты имели разную форму, причем формы эти весьма характерны. В Сирии, Северной Африке и Испании минареты состоят из квадратных в плане башен, построенных из камня. Форма происходит от традиционных сирийских колоколен византийского периода (Petersen, 1996; Hillenbrand, 1994). Ранние аббасидские минареты Ирака состояли из квадратного основания и круглого ствола с лестницей, находящейся снаружи. В пост-фатимидском Египте башни минаретов состояли из трех зон: квадратная секция в нижней части, восьмиугольная в середине и купол на вершине. Зоны перехода между каждой секцией покрыты поясом сталактитовых украшений (мукарнас). (Petersen, 1996).

Минареты Ирана и Средней Азии имели цилиндрическую форму, сужающуюся кверху. Иногда они ставились на квадратное или звездчатое основание, у некоторых имеется граненая база. Стволы минаретов выложены кирпичами, причем орнамент либо покрывает весь ствол, либо делится поясами разнообразных рисунков, перемежаемых кольцами надписей. В XI в. в оформлении появляется поливной декор. Наверху иранские минареты имеют балкон с деревянной крышей, в Средней Азии их венчает массивная ротонда с круговой аркадой и плоским перекрытием. Поддерживает карниз балкона пояс из крупных сталактитов. К концу XII в. появляется второй промежуточный сталактитовый балкончик. Большинство минаретов в этих регионах имеют значительную высоту, до 50 м (Воронина, 1969; Petersen, 1996).

В Малой Азии сельджукского периода, также как и мечети, минареты получили своеобразное развитие. Все они имеют трехчастное членение: высокий квадратный в плане цоколь при помощи треугольных скосов переходит в восьмигранник, на котором стоит стройный цилиндрический ствол минарета, почти не сужающийся кверху. В верхней части ствола находится открытый балкончик, поддерживаемый несколькими рядами сталактитов. Венчает ствол коническая крыша (Hillenbrand, 1994; Stierlin, 1998). Ствол минарета часто украшен фигурной кирпичной кладкой и голубыми изразцами. Сходное с малоазийскими трехчастное деление имеют минареты Азербайджана, но существует и некоторые отличия: они более массивны и приземисты, а камера над балконом покрыта дольчатым куполом (Бретаницкий, 1966, 1988).

В Золотой Орде большинство мечетей также имело минареты, однако очень немногие из них дожили до современности. Два минарета сохранились почти полностью, еще два известны по рисункам и фотографиям. От остальных построек остались только цокольные части.

Почти полностью сохранился до настоящего времени Малый минарет на городище Болгары. Его квадратное в плане основание, треугольных наружных скосов переходит в восьмигранный ярус. Выше находится цилиндрический, несколько сужающийся кверху ствол. Переход к нему от восьмигранника также осуществляется при помощи более мелких внешних скосов. Над стволом располагался невысокий барабан верхнего яруса с конической кровлей. Стены постройки изнутри и снаружи облицованы тщательно отесанными известняковыми и туфовыми блоками и частично оштукатурены. Отдельные элементы здания украшены резьбой по камню. Примерно такое же строение имел Большой минарет, известный по рисункам.

Татартупский минарет, на городище Верхний Джулат сохранился почти целиком до 1985 г., поэтому был хорошо изучен. Прямоугольный в плане цоколь его сложен из кирпича и каменных блоков. Ствол минарета, сложенный из кирпича имел коническую форму и состоял из двух частей. Их расчленял двойной сталактитовый пояс, который раньше поддерживал балкончик для муэдзина. Ствол минарета был украшен несколькими орнаментальными поясами.

До наших дней частично сохранился и был реконструирован минарет в мечети Узбека в Солхате. Он имеет высокий, треугольный в плане цоколь, который на уровне крыши при помощи скосов переходит в стройный цилиндрический ствол. Ствол имеет два яруса, разделенные открытым балкончиком с каменным парапетом. Балкончик-шарэфэ опирается на карниз, который, в оригинале был образован сталактитами. Покрытие ствола минарета не сохранилось, но поскольку весь памятник имеет ярко выраженный малоазийский облик, скорее всего, оно было коническим.

От минаретов на других памятниках в Поволжье, Северном Кавказе, Крыму, Поднепровье и Приднестровье остались только основания цоколей. В некоторых случаях найдены остатки упавших стволов и некоторые архитектурные детали. Это позволяет реконструировать их строение в общем и целом.

По своему положению относительно мечети минареты Золотой Орды делятся на три группы: 1)отдельно стоящие; 2)с пристроенным к стене мечети цоколем; 3)с цоколем, встроенным в объем стены. Отдельно стоящие и пристроенные к мечети минареты имеют кубический или призматический цоколь, который при помощи внешних скосов переходит в восьмигранную призму или непосредственно в цилиндрический слегка сужающийся кверху ствол. В основании встроенных минаретов лежит многогранник. Цоколь минаретов сложен из камня или обоженного кирпича. Ствол обычно кирпичный, но может быть и из камня. Каменные постройки были декорированы резьбой. Ствол кирпичных минаретов украшен орнаментальными поясами из резной терракоты, обточенных кирпичиков, ганчевых вставок и поливных изразцов, Под балкончиком для муэдзина находится сталактитовый пояс. Покрытие минаретов – шатровое. Только минареты мечети Отрара, которые фланкируют портал мечети, не имели такого цоколя и были цилиндрическими с самого основания.

До настоящего времени наиболее детальному анализу подвергались те постройки, которые сохранились полностью. Практически все исследователи отмечают сходство минаретов Болгара с азербайджанскими минаретами ширвано-апшеронской школы. Трехчастное членение зданий, несколько приземистые их пропорции, приемы каменной кладки – все это является общим для болгарских и азербайджанских минаретов. Исследователи также отмечают сходство орнаментальных мотивов на резных панно Малого минарета с памятниками армянского и малоазийского зодчества. То есть минареты Болгара тесно связаны с Закавказьем и, весьма вероятно, были построены руками армянских и азербайджанских мастеров.

Татартупский минарет на Северном Кавказе имеет такое же строение, но несколько более стройные формы, он сложен из комбинации камня и кирпича. Декоративное оформление минарета, использование в облицовке резных кирпичей и изразцов, создание орнаментальных и сталактитовых поясов стилистически связывает его с памятниками Нахичеванской школы Азербайджана. Сходное строение имеют и минареты Малой Азии сельждукского и ранне-османского периодов.

Об остальных минаретах Золотой Орды можно судить лишь в общих чертах. Достоверно известно лишь то, что они имели призматический цоколь, который через восьмигранник или помимо него переходил в круглый в сечении ствол. Подобные архитектурные формы характерны только для Малой Азии и связанных с ней стран. Они возникают там в сельджукское время и, несколько видоизменяясь, существуют в дальнейшем. Таковы, например, минарет Алаеддин Джами в Нигде постройки 1223 г., Ивли Минар в Анталье 1220 г., минареты Большой мечети и Гёк-медресе в Сивасе 1271 г., Зеленой мечети Изника 1378 г.

В странах находящихся в сфере культурного влияния Малой Азии, таких как Азербайджан, Крым, частично Северный Иран, также получают распространение минареты подобного облика. Распространение их в Золотой Орде является еще одним свидетельством значительного влияния культур Малой Азии и Закавказья на сложение всей культовой архитектуры в этом государстве, так как мечети и минареты при них обычно образуют единый ансамбль. Исключение составляют только цилиндрические минареты мечети Отрара, построенные по среднеазиатским образцам. Но это вполне понятно, так как Кок Орда включала в себя области Хорезма, и естественно находилась в сфере влияния его развитой строительной культуры.

^ Глава 3. Заведения благочестия

С религиозным культом в мусульманских странах связаны не только мечети, но и некоторые другие учреждения. Прежде всего, это медресе – высшие учебные заведения, в которых преподавали прежде всего, богословие и право, а также часто математику, риторику, языкознание, медицину. Медресе представляли собой опору религии, и в то же время были центрами развития других наук: часто в них находились крупные библиотеки и работали известные ученые. Медресе как общественный институт и архитектурное сооружение не имеет параллелей за пределами мусульманского мира, так как первые средневековые университеты Европы не имели специально построенных зданий и общежития для студентов. (Хмельницкий, 1996). Первые здания медресе возникают в Восточном Иране и в Бухаре в конце IX – начале X в. Здания их были предназначены для учреждений, не имеющих аналогий в современном им мире, поэтому пространственная структура средневековых медресе единообразна и легко узнаваема. Это монументальные прямоугольные в плане здания, с обширным внутренним двором, в который выходят все помещения. На осях постройки находятся два или четыре айвана, которые также открываются во двор. Вход, расположенный с фасадной стороны здания, выделен порталом. Большинство медресе имеют одно или несколько купольных помещений, в которых находятся мечеть и аудитории. Этот тип зданий с небольшими вариациями распространился на всем пространстве, населенном приверженцами ислама.

Еще одна категория зданий, связанных с мусульманской религией, это – рибаты, ханака, завия и текия. Все эти учреждения служили нуждам многочисленных дервишских орденов, которые получили в средние века огромное распространение. Рибаты, как обители «воинов, стоящих на пути Аллаха» появились в период арабских завоеваний и представляли собой укрепленные сооружения, окруженные глухими крепостными стенами с башнями, обходными галереями, площадками для боя и единственным входом на центральной оси. Внутри к стенам по периметру пристраивались выходящие во внутренний двор помещения в 2-3 этажа и мечеть, служившая местом общих собраний. К XI в. военное назначение рибатов утрачивает свою актуальность, и во многих областях они превращаются в укрепленные сельские постоялые дворы, то есть в караван-сараи или рабаты (Стародуб, 2004).

В отличие от рибатов, ханака, общежития для дервишей, строились в городах и не имели оборонительных функций. Возникновение их связано с распространением суфизма – мистического течения в исламе. Члены общины суфиев жили в специально отведенных зданиях и совершали совместные обряды и мистические радения. Поэтому композиционным центром в большинстве ханака является большой купольный зал для коллективных ритуалов. Вокруг него группируются, молельни, жилище основателя, худжры членов общины, кухня, кладовые. Странноприимные дома для странствующих дервишей и паломников (завия) имели сходную планировку, но были менее масштабными зданиями. Текия, появившиеся в ΧΙΙΙ-ΧIV вв. строились как большие благотворительные комплексы, выполнявшие различные функции. В их состав входили отдельно стоящая мечеть, минарет, общественная столовая с кухней, жилые помещения для шейха и его семьи, купольная галерея с худжрами для паломников, общественные источники, сады, водоемы, мазары и кладбище. В архитектурном плане они представляли собой не замкнутые вокруг двора или зала здания, а развернутые по продольной оси садово-парковые ансамбли. Функции всех этих учреждений не были четко разграничены, поэтому различные названия могут применяться к одним и тем же зданиям.

В Золотой Орде, как и в других государствах, где значительная часть населения исповедовала ислам, наряду с мечетями строились медресе и ханака. Некоторые сведения о них содержатся в письменных источниках, в частности в сочинениях Джузджани, Ибн-Халдуна, «Анониме Искендера», посвященных жизнеописанию ханов-мусульман Берке, Узбека, Джанибека (Тизенгаузен, 1884; 1941). Отмечал посещаемые им медресе, рибаты и завия в Золотой Орде арабский путешественник Ибн Баттута (Тизенгаузен, 19417).

К сожалению эти сведения пока не нашли материального подтверждения и духовные школы и странноприимные дома в Золотой Орде археологически почти не выявлены. Единственное здание, которое может быть однозначно атрибутировано – это медресе Узбека в Солхате.

Медресе представляет собой почти квадратное здание с большим богато декорированным порталом. Внутри находился обширный внутренний двор, окруженный со всех сторон помещениями различного назначения и колоннадой. С каждой стороны двора был сделан большой айван, а в центре располагался фонтан. Медресе Солхата представляет редкий по своей сохранности комплекс, который дает возможность судить не только о планиметрии здания, но и обо всем его объеме, так как перекрытия части помещений сохранились здесь до наших дней. Все четыре айвана были перекрыты монументальными полуциркульными арками, сводчатое покрытие имели и худжры. Квадратные помещения в западной части здания были увенчаны полусферическими куполами из кирпича.

Купольная мечеть Куршун-Джами в Солхате, по сведениям Эвлии Челеби, первоначально являлась дервишской обителью (текие) (Григорьев, 1974; Крамаровский, 2005). Таким образом, в Солхате сохранились и были исследованы различные категории культовых зданий.

В Нижнем Поволжье, на Селитренном городище раскопана часть постройки, которая, вероятнее всего имела внутренний двор, по периметру которого располагались стандартные жилые комнаты (худжры). В одном помещении находилась домовая мечеть. Особенности планировки и расположение рядом с джума мечетью позволяют предположить, что здесь находилось учреждение, связанное с мусульманской религией – медресе или ханака. Культовый комплекс в Нижнем Поволжье, состоящий из мавзолея, небольшой мечети и жилых помещений, является, скорее всего, аулья – местом поклонения святому.

По планировке и строительным традициям медресе Узбека в Солхате является характерным образцом малоазийского зодчества. Открытые айваны с полуциркульными сводами, опоясанные галереей с аркадами на колоннах, фонтан в центре двора – все это напоминает памятники четырехайванной планировки в Малой Азии, такие как Гёк-медресе в Сивасе XIII в., Чифте Минаре в Эрзеруме XIII в., Таш-медресе в Акшехире, медресе Бюрюджийе в Сивасе XIII в. и Ибрагим-бея в Аксарае (Benset, 1973; Hillenbrand, 1994.; Stierlin, 1998). Здание в Сарае, которое предположительно можно считать медресе, не дает материала для столь же определенных выводов. По технике кладки стен, строительным материалам, размерам и формату сырцов и кирпичей сооружение относится к среднеазиатской (скорее всего, хорезмийской) строительной традиции. Определенное сходство постройки Сарая можно наблюдать со зданием медресе, исследованным на городище Сауран в Южном Казахстане. Небольшое количество исследованных в золотоордынских городах заведений благочестия не дает возможности сделать какие-либо далеко идущие выводы.

^ Часть II. МЕМОРИАЛЬНОЕ ЗОДЧЕСТВО

Глава 4. Мавзолеи

Мавзолеи, как погребальные и поминальные сооружения, получили широчайшее распространение в мусульманских странах. Количество их огромно, и роль в создании архитектурного облика городов и других местностей весьма существенна. Мавзолеи имели и имеют в мусульманских странах большое социальное и религиозное значение. В этих постройках отражена двойственность ислама, в котором часто трудно отделить мирское от духовного. Они с одной стороны являются мирскими поминальными памятниками, а другой – должны рождать религиозные ассоциации.

Рассматривая сложение архитектурных форм мавзолеев, исследователи выделяют две основные провинции, центры которых находились в Египте и Иране, что связано с политическими границами того времени. Египет, Левант и Аравия образовывали единую политическую структуру под властью мамлюков. Аналогичным образом Анатолия, Ирак, Кавказ, Средняя Азия, Афганистан и Индия находились в сфере влияния Ирана.

Ранние мавзолеи Ирана (и связанных с ним регионов) делятся на две большие типологические группы: здания кубического объема, увенчанные куполом и башенные постройки. Башенные мавзолеи строились для правителей и других светских лиц. Квадратные в плане купольные постройки служили местом погребения и почитания духовных лиц – имамзода. Кубические постройки, в свою очередь, разделяются на центрические и портальные. У центрических мавзолеев все фасады одинаковы, они имеют четыре входа с каждой стороны или два на одной оси. Такая форма предполагает, что здание стоит отдельно, и подойти к нему можно с любой стороны. В портальных мавзолеях выделен один фасад, в котором находится вход. Входной проем оформлен в виде высокой арочной ниши в прямоугольной раме. Такой портал, называемый по-персидски пештак (передняя арка), может выступать из фасадной стены или быть выше самого здания. В композиции таких зданий основной акцент делается на портал, что предполагает подход к ним с одной стороны.

Вопрос о происхождении кубических мавзолеев решается учеными неоднозначно. Их предшественниками считаются христианские мартирии, доисламские погребальные сооружения Ирана (дахмы и наусы), а также маздеистские павильоны для выставления покойников до погребения (кеды), которые в свою очередь ведут свое происхождение от жилых домов. Центрические мавзолеи также связывают с зороастрийскими храмами огня, центральная часть которых, чортак, представляет собой купольную постройку с четырьмя широкими арочными проходами по сторонам.

Другая линия развития представлена башенными мавзолеями. Самый известный из них – башня Гумбад-и Кабус (1006 – 1007 гг). Происхождение этого мавзолея достаточно туманно. Считается, что он был построен как фамильная усыпальница семьи перешедшей к исламу от зороастризма и тесно связанной с доисламскими традициями. Широко распространенной является гипотеза о трансформации в башенные постройки сооружений кочевников, таких как юрта (Hillenbrand, 1994). Существует также предположение, что этот тип зданий происходит от сырцовых и курганообразных погребальных сооружений тюркских народов, которые в процессе развития соединились с среднеазиатским кирпичным минаретом и создали архитектурный образ башнеобразного мавзолея с шатровой крышей (Пугаченкова, 1949). Так или иначе, все многообразие мавзолеев последующих веков произошло от этих трех типов зданий. Все они представляют собой трансформацию или соединение отдельных элементов центрических, портальных или башенных мавзолеев.

В Золотой Орде, как и в других странах этого времени, где мусульманская религия играла существенную роль, мавзолеи строились повсеместно. Этому способствовал и тот факит, что в золотоордынских городах наибольшим влиянием пользовались проповедники суфизма, которому присущ культ «святых могил». Среди раскопанных археологами объектов монументальной архитектуры мавзолеи составляют наибольшее количество. Отдельные постройки сохранились до наших дней, некоторые известны по рисункам и описаниям исследователей и путешественников предыдущих веков. Общее число золотоордынских мавзолеев, планировка которых может быть в той или иной степени проанализирована, приближается к сотне.

Обзор мемориальных сооружений Золотой Орды показывает, что среди них прослеживается широкий спектр архитектурных форм и планировочных решений. Это разнообразие делает возможным и необходимым систематизацию всех имеющихся данных и создание развернутой типологии золотоордынских мавзолеев. В классификации, предложенной в работе, используются следующие признаки: количество помещений; форма здания; отсутствие или наличие порталов; форма портала; форма покрытия; наличие или отсутствие подземного или полуподземного склепа-крипты.

Прежде всего, все постройки можно разделить на две большие группы – однокамерные (I) и многокамерные (II) мавзолеи. Большая часть золотоордынских мавзолеев представлена однокамерными зданиями. По форме основного помещения они делятся на три отдела: А) башнеобразные, Б) пирамидальные, В) кубические (призматические). Отдел башнеобразных мавзолеев состоит из двух подотделов, отличающихся формой плана: 1) круглые и 2) многоугольные. Пирамидальные мавзолеи также могут быть круглыми (1) и многоугольными (2) в плане, а в основе кубических зданий лежит квадрат или прямоугольник близкий по пропорциям к квадрату (3). Следует отметить, что данная терминология описывает идеальную схему строения мавзолеев. Так одна из основных линий развития этой категории зданий – куб (в плане основания лежит квадрат), увенчанный куполом. В реальности здания этого типа могут быть прямоугольными в плане или иметь несколько вытянутые пропорции (высота больше длины основания). Для позднесредневековых мавзолеев характерно наличие высокого барабана, стоящего на кубическом основании и увенчанного куполом. Тем не менее, типологически они относятся к именно к зданиям с кубическим основанием.

В типологии золотоордынских мавзолеев каждый отдел может быть разделен на два типа: а) фасадные, б) портальные. Фасадными являются мавзолеи без явно выраженного портала, но с выделенной стороной, в которой находится вход. К портальным относятся здания с явно выделившимся объемом входного портала. Учитывая первоначальную планировку Черной палаты в Болгаре, в отдел кубических мавзолеев следует добавить третий тип центрических зданий (в).

По форме портала здания можно разделить на подтипы: б*) выступающий вперед портал, б**) портал, вписанный в объем здания и опирающийся на массивные пилоны, толщина которых превышает толщину стен (пештак). Для Золотой Орды можно выделить еще и третий подтип портала: б***) портал, вписанный в объем здания, но не имеющий массивных пилонов. Стенки его являются простым продолжением меридиональных стен здания и образуют перед погребальным помещением обширный айван, равный ему по ширине. Это разделение основано на планиграфии зданий, так как чаще всего, именно она и бывает нам доступна. Вариантов объемного решения портальной части значительно больше. Так, например, выступающие порталы с пилонами небольшой толщины, и существенно суженные относительно фасада здания, не превышают высоту стен. А выступающие порталы, ширина которых незначительно уже ширины основной части здания и имеющие массивные пилоны, могли поддерживать арку большой высоты, близкую по размерам арке классического пештака. Все три вида портала характерны для однокамерных кубических и многокамерных мавзолеев. Башенные и пирамидальные здания либо являются фасадными, либо имеют пристроенный снаружи выступающий портал.

И, наконец, каждый подтип зданий делится на два вида по форме покрытия: Q) купольное, S) шатровое. Покрытие в археологических памятниках сохраняется редко, поэтому чаще всего определить вид его сложно, зато он хорошо определяется по рисункам. Башенные и кубические мавзолеи могут иметь крышу обоих видов, все пирамидальные мавзолеи по определению являются шатровыми.

Группа многокамерных мавзолеев разделена на три отдела: Г) призматические продольноосевые, Д) призматические поперечноосевые, Е) многокамерные сложного строения. В плане мавзолеи отделов Г и Д – прямоугольные. В большинстве случаев они двухкамерные. Планы многокамерных зданий сложного плана могут варьироваться, они зависят от количества помещений и их взаимного расположения. Мавзолеи отдела Е могут быть в плане квадратными (3), прямоугольными (4), Т-образными (5) и в виде сложных ступенчатых многоугольников (6). В подотдел 6 входят здания-конгломераты нерегулярной планировки. Деление на типы, подтипы и виды в группе многокамерных построек основано на тех же принципах, но оно применимо преимущественно к зданиям отделов Г и Д. Постройки сложного плана (Е), особенно здания-конгломераты, состоят из различных частей, которые могут отличаться оформлением входа и формой перекрытия.

Важным, но не определяющим признаком является наличие подземного или полуподземного склепа – усыпальницы. Вообще склепами называют самые разнообразные конструкции в погребениях. В данной классификации рассматриваются только те склепы, которые являются частью здания, то есть образуют помещения в нижнем уровне с отдельным входом. При наличии таких больших склепов, аналогичных криптам христианских храмов, все захоронения находятся в них. Наземное же помещение мавзолея может использоваться как зиорат-хана. В этом случае однокамерный мавзолей становится как бы двухкамерным, но по вертикали. Наличие или отсутствие склепа совершенно не зависит от формы мавзолея. Скорее, здесь просматриваются региональные различия.

Классификация золотоордынских мавзолеев отчетливо показывает, что в Золотой Орде существовала довольно развитая архитектура мемориальных построек. Многообразие типов мавзолеев свидетельствует о том, что они были принесены из разных стран мусульманского мира, причем в различных частях огромного золотоордынского государства могут превалировать те или иные заимствования. Некоторые постройки вполне оригинальны и являются результатом творческой переработки уже известных типов планировки. Материал, имеющийся у нас в настоящее время, позволяет более точно определить не только генезис отдельных типов мавзолеев, но и проследить распределение сфер влияния различных архитектурных школ в разных частях Золотой Орды. Для этого рассматривается не только планировка мемориальных сооружений, но анализируется их строительная техника, а также детали внешнего и внутреннего оформления зданий.

В пределах Золотой Орды также можно выделить два направления зодчества – строительство из камня и строительство из кирпича (обожженного и сырцового). Существует также смешанная техника, когда отдельные части здания строятся из различных материалов.

Анализ планировки, строительных приемов, архитектурных деталей мавзолеев и строительной техники позволяет сделать вывод о том, что в сложении золотоордынского мемориального зодчества прослеживается несколько направлений. Это армяно-малоазийское влияние, которое отчетливо присутствует в памятниках, выполненных в технике каменного строительства. Очень существенным было влияние среднеазиатской школы, связанной со строительством из обожженного и сырцового кирпича. И, наконец, в архитектурных формах встречаются пережитки кочевнических (кипчакских) традиций. В настоящее время можно выделить несколько областей, где превалировала та или иная школа. Волжская Болгария и Крым являлись зонами армяно-малоазийского влияния, а Нижнее Поволжье и степные районы Северного Кавказа – среднеазиатского. В то же время в некоторых частях Нижнего Поволжья (Водянское городище) и Северного Кавказа (Пятигорье, Верхний Джулат, Нижний Джулат) отчетливо прослеживаются традиции азербайджанского зодчества, представленного нахичеванской школой, для которой характерно сочетание камня и кирпича, активное применение в качестве декора изразцов. В Волжской Болгарии также фиксируется присутствие азербайджанского элемента, а именно ширвано-апшеронской школы. Редкие формы мавзолеев, которые можно вывести из тюркских поминальных построек, встречаются в Нижнем Поволжье и на Северном Кавказе.

В то же время в городах Золотой Орды происходит не прямое заимствование принесенных извне традиций, а их творческая переработка. В Волжской Болгарии широко используется кладка из грубо отесанных камней на известковом растворе или глине, применяемая впоследствии и в Нижнем Поволжье. Здесь вырабатывается удивительно единообразный тип усыпальниц, который распространяется и на другие районы. Так в Приуралье, наряду с мавзолеями среднеазиатского облика, строятся здания почти идентичные болгарским мавзолеям. Возникают и новые типы планировки мемориальных построек, которые также распространяются в различных частях государства. Кроме того, вполне характерным для Золотой Орды является применение строительной техники одной традиции для возведения здания другой архитектурной школы. То есть происходит активная и очень быстрая (учитывая весь период существования Золотой Орды) творческая переработка заимствованных навыков, которая неминуемо должна была привести к возникновению оригинального стиля.


7285509806291854.html
7285549137973448.html
7285610600256942.html
7285753396524910.html
7285861569310693.html