Первый курс И. П. Сусов. Введение в теоретическое языкознание: Электронный учебник   - страница 4

^ Развитие  языкознания в 20 в.
Первая треть 20 в.: формирование принципов системно-структурного языкознания и прощание с мифами 19 в.

    О широкой оппозиции младограмматизму на стыке 19 и 20 вв.  уже шла речь в предыдущем разделе. С серьёзными возражениями против младограмматиков выступали Хуго Шухардт, Карл Фосслер, итальянские неолингвисты, Антуан Мейе и др. На долю главы Казанской, а затем Петербургской лингвистических школ И.А. Бодуэна де Куртенэ (1845—1929), его ученика по Казани Н.В. Крушевского (1851—1887), главы Московской лигвистической школы Ф.Ф. Фортунатова (1848—1914) и прошедшего научную школу у младограмматиков, преподававшего сперва в Париже, а затем у себя на родине в Женеве Фердинанда. де Соссюра (1857—1913) выпала миссия заложить теоретические основы того направления в языкознании 20 в., которое известно под именем структурализма и которое в 30—60 гг. оказалось почти безраздельно господствующим в мировой науке.
    Наиболее чётко новые исследовательские принципы были изложены в "Курсе общей лингвистики" Ф. де Соссюра, изданном посмертно (1916) его учениками и коллегами по материалам студенческих записей трёх прочитаных в разные годы циклов лекций. Книга получила мировую известность, переводилась на многие языки, многократно переиздавалась. Её основные идеи широко обсуждались и либо с порога отвергались, либо принимались в качестве программы перестройки теоретического языкознания. Поэтому в дальнейшем к концепции Ф. де Соссюра и её модификациям представителями структурного языкознания придётся неоднократно обращаться.
    В основе этой концепции лежит принцип редукционизма, означающий сознательное ограничение предмета лингвистики теми аспектами языка, которые представляются исследователю исключительно или даже единственно существенными. Сущность подхода Ф. де Соссюра можно проиллюстрировать следующей схемой:




    В результате такого самоограничения языковеду рекомендуется заниматься только или главным образом:

    Ревизия доставшегося от 19 в. лингвистического наследства и утверждение новых исследовательских принципов привели к тому, что перед учёными встала задача распрощаться со многими мифами предшествующего века, окрашенными в большинстве случаев предвзятым, оценочным отношением к фактам языка. К числу таких мифов предшествующего века относились, в частности, следующие:

    В противовес этому в 20 в. были выдвинуты следующие утверждения:

^ Вторая треть 20 в.: господство системно-структурного языкознания

    В языкознании 20 в. в русле структуралистского подхода были предприняты попытки отказаться от обращения к иным наукам в целях объяснения специфики естественного человеческого языка (и особенно от обращения к психологии) и толковать язык как особое явление, не имеющее аналогов, исключительное по своей природе (sui generis), как развивающаяся и функционирующая по своим собственным законам знаковая система.
    Структурализм в основном и определил лицо языкознания 20 в. (во многом вплоть по 60-е гг.). В целом основные требования структуралистского подхода (неодинаково реализованные в разных его направлениях) могут быть охарактеризованы следующим образом:

    Эти и другие близкие к ним требования выдвигались такими классическими школами и направлениями лингвистического структурализма, как Пражская, Копенгагенская, Лондонская в Европе, дескриптивная лингвистика в США. Они во многом принимались представителями структурализма в Швейцарии (Женевская школа). По существу в духе принципов структурализма развивалась созданная в конце 50-х гг. Н. Хомским (Noam Chomsky) трансформационная порождающая грамматика. Разработке этих и им аналогичных идей существенно способствовали представители отечественного языкознания (Московская и Ленинградская / Петербургская лингвистические школы).
    Структурное языкознание проявило себя прежде всего в области изучения звуковой стороны языка. Старой классической фонетике была противопоставлена фонология, для которой наиболее существенными оказались такие моменты, как, во-первых, подчёркивание различительных функций звуковых единиц по отношению к значимым единицам языка - словам и морфемам, и, во-вторых, внимание не к материальным аспектам звуковых единиц, а к противопоставлениям этих единиц в рамках звуковых систем.
    Фонология добилась значительных успехов в моделировании системы фонем как кратчайших звуковых элементов в строении плана выражения слов и морфем. В этой области были созданы весьма точные методы научного анализа (метод оппозиций, дистрибутивный метод). Впоследствии эти методы были успешно применены при построении структурной морфологии.
    В разработке фонологии чрезвычайно велик вклад отечественных учёных, принадлежащих к Ленинградской / Петербургской фонологической школе Льва Владимировича Щербы (сам Л.В. Щерба и его ученики и продолжатели Маргарита Ивановна Матусевич, Лев Рафаилович Зиндер, Лия Васильевна Бондарко, Людмила Алексеевна Вербицкая, Мирра Вениаминовна Гордина, Вадим Борисович Касевич и др.) и к Московской фонологической школе (Рубен Иванович Аванесов, Пётр Саввич Кузнецов, Александр Александрович Реформатский, Михаил Викторович Панов, Виктор Алексеевич Виноградов и др.).
    Вслед за исследованиями по фонологии (структурной фонетике) и структурнойморфологии стали появляться работы по структурному синтаксису. Дескриптивисты разработали метод анализа по непосредственно составляющим (immediate constituents analysis), позволяющий представить предложение в виде иерархической структуры с его пошаговым разбиением на всё более мелкие звенья, завершая процедуру выделением слов или морфем как конечных составляющих. Люсьен Теньер  (Lucien Tesniere) предложил теорию, в соответствии с которой предложение строится как иерархическая структура, верхний узел в которой занимает глагол, обладающий набором валентностей. Чешские и наши учёные выдвинули теорию, в соответствии с которой предложение представляет собой парадигматический набор его форм, различающихся значениями модальности, времени и т.п.
    Постепенно, когда стало ясно, что дальнейшее игнорирование значения при описании языка препятствует развитию лингвистики,  структуралисты стали обращаться к описанию формальными методами смысловой, или содержательной, стороны языка. В результате такого поворота возникла структурная семантика, или структурнаялексикология, представленные теорией семантических полей, компонентным анализом значения слов и т.п. В русле структурализма сложилисьлингвистика текста и начальные варианты анализа дискурса (первоначально как теория связного текста).
    К концу 60-х гг. 20 в. в недрах структурализма созрели предпосылки для перехода от статического описания языка к его динамическому описанию, к реализации идей о языке как прежде всего деятельности, которые выдвигались ещё в 19 в. Вильгельмом фон Гумбольдтом. Начали создаваться одна за другой такие теоретические модели, как ряд принадлежащих Н. Хомскому версий порождающей трансформационной грамматики, провозгласившей главной языковой единицей предложение и сыгравшей серьёзную роль в активизации синтаксических исследований; как разные семантические модели языка, описывающие процессы формирования смысловых структур и их воплощения в поверхностные грамматико-фонологические структуры.

^ Последняя треть 20 в.: пересмотр догм предшествующего периода и поиски новых путей
    60-70-е гг. 20 в. ознаменовались радикальным поворотом языкознания к широкому пониманию границ своего объекта, т.е. отказом от принципа редукционизма и вытекающих из него требований. Такой поворот был  обусловлен самой логикой движения лингвистической мысли по маршруту:
 




фонетика (фонология) > 
 морфология > 
синтаксис (в его формальном аспекте) > 
 семантика (особенно семантика предложения) > 
в конечном итоге прагматика и когнитивные (познавательные,  мыслительные) основы семантики.

    Значение было объявлено объектом, изучение которого входит в число обязательных, первоочередных  задач лингвистики. И попытки осмыслить его природу и сущность привели к основательной переоценке достижений языкознания на структуралистском этапе. Довольно скоро обнаружилось, что значение слова и в особенности предложения может быть познано достаточно полно лишь при следующих условиях:

    Лингвистика от изучения языка как замкнутой в себе системы единиц приступила к изучению того, как язык функционирует в процессах восприятия, понимания и порождения речи, как он взаимодействует с мышлением и сознанием, как он реагирует на беспрерывно меняющиеся условия общения между людьми в зависимости от социального и культурного контекста.
    Структурализм во многом должен был сдать свои позиции. На протяжении ряда последних десятилетий пересмотру подверглись многие каконы эпохи лингвистического структурализма.
    Сегодня лингвистика уже не настаивает  и на следующих положениях, которые вытекали из принципа редукционизма, а по существу отбрасывает их:



    Сегодня соссюровские дихотомии не трактуются как категорические императивы. Соответствующие разграничения всё же могут проводиться лингвистом в определённых случаях.

    В последние десятилетия 20 в. получили развитие (нередко минуя прямое воздействие структурализма) этнолингвистика, или лингвистическая антропология, социолингвистика, психолингвистика, нейролингвистика, линвистика текста (и более широкая по своему предмету и методам теория текста), теория речевых актов, анализ дискурса (теория дискурса), конверсационный анализ (анализ разговора), прагмалингвистика, вобравшая в себя к настоящему времени идеи многих из только что названных дисциплин. Огромные успехи достигнуты в разработке когнитивной лингвистики, математической лингвистики, разных областей прикладной лингвистики (в частности инженерной и компьютерной лингвистики).

^ Итоговые замечания

    В современном мировом языкознании практически лидирует европейская (а теперь европейско-американская) традиция. Она опирается прежде всего на античную (греко-римскую) традицию и достижения европейской лингвистической мысли Средневековья, эпохи Возрождения и эпохи Просвещения, но вместе с тем она немало взяла в арабской и индийской традициях, существенно расширила свои представления о структуре языка благодаря новейшим исследованиям в области типологии языков и лнгвистической универсологии, знакомству с множеством языков самого разного строя.

    В нём сегодня, в основном мирно сосуществуя, переплетаются направления:

    Приоритет по-прежнему отдаётся звучащей речи, при этом преимущественно спонтанной. Но вместе с этим активно разрабатываются проблемы понимания письменных текстов.
    Наметилось сближение фонетики и фонологии. Наряду со свойствами фонологических единиц, вытекающими из их отношений между собой, во всё большей степени учитываются и их материальные (субстанциальные) свойства.
    Признавая приоритет синхронного подхода к описанию языка, оно считает также весьма необходимым  изучение языка в его истории (диахронии).
    Новейшее языкознание одинаково интересуется как внутренней структурой языка, так и влиянием на неё среды, в которой функционирует и развивается языковая система (человек, этнос, социум).
    Больше не ставится под сомнение необходимость, наряду с чисто описательным и объяснительным подходами, подхода нормализаторского (он реализуется составителями учебных грамматик и словарей, справочников по вопросам орфографии, орфоэпии, культуры речи для широкого круга пользователей).
    В число задач мировой лингвистики сегодня включаются проблемы языковой политики и языкового планирования, которые, кстати, активно разрабатывались нашими лингвистами в 20—30-е гг.
    Новейшее языкознание стремится решать как эмпирические задачи (описание отдельных конкретных языков мира), так и лингвофилософские и теоретические задачи (объяснение сущностных свойств человеческого языка вообще; выявление общих законов строения, функционирования и развития языков мира). Оно стремительно развивается, и большинство новых идей, теорий, моделей устаревают в наше время за 10—15, в лучшем случае за 20 лет.
    В решении своих задач языкознание тесно контактирует со многими науками гуманитарного (социального), естественного, логико-математического и инженерно-технического циклов.
    И что в особенности наглядно характеризует новейший этап его развития, в нём всё более заметное место занимает разработка разнообразных прикладных проблем педагогического, медицинского, психологического, социологического, идеологического, инженерного характера.
    Тем не менее можно признать, что ещё нет новой, целостной, интегральной по своему характеру модели языка, которая полно бы отражала последние достижения самого языкознания и смежных наук, гармонично синтезируя подходы структурно-семиотический, функционально-коммуникативный, антрополого-лингвистический, социолого-лингвистический, когнитивно-лингвистический.
    Построение такой модели явится, как можно думать, результатом деятельности языковедов 21 в.






7251181487394517.html
7251269704812449.html
7251321229790134.html
7251365690162323.html
7251493327957291.html